Вы находитесь здесь: Главная > Личные воспоминания. > БМРТ МБ-0451 "Лазурный. 1984—1985гг

БМРТ МБ-0451 "Лазурный. 1984—1985гг

Ремонт в Польше.

 

Летом 1984г, в отделе связи МРП (Мурманрыбпром), мне предложили сходить в Польшу на МБ-0451 Лазурный. Это судно польской постройки 1969г., на таких я уже ходил в море и хорошо их знал. Судно шло для большого ремонта, и отдел связи приготовился переоборудовать судно новой аппаратурой. Дело в том, что еще к 1980 году, согласно международной конвенции, все суда должны были быть оборудованы однополосной передающей радиоаппаратурой.

 

Работа не в море а на берегу, т.е. мы выходим в море перегоняем судно в Польшу в п. Гданьск, и там остаемся на все время ремонта, следим за его ходом, и качеством.

 

Я долго не думал, для меня это было новое интересное дело. Согласился и пошел получать направление на судно.

 

-----****-----

 

Судно стоит на южных причалах, здесь же находятся основные склады главка "Севрыба". Мне предстояло получить на складах все новое закупленное оборудование на судно.

 

Под мой груз был выделен целый трюм, стали подходить машины выгружать ящики на причал, дали кран. Я проверял по накладным номера ящиков, считал их. Тут же стропил их, бежал на борт судна, ухманил, потом в трюм, там отцеплял и снова на причал. Молодой был шустрый, так работал до самого вечера, пока весь мой груз не был в трюме.

 

На судне познакомился только с капитаном, Черкашиным Евгением, остальных членов экипажа не запомнил, так как это была перегонная команда, которая уедет домой.

 

Через три дня мы ушли из Мурманска, лето, начало августа, погода стоит теплая, не переход а прогулка по морю. Мы прошли Баренцево море, Норвежское, вошли в Балтийское, здесь сразу появилось большое количество судов и яхт, яхточек, маленьких катеров, они так и сновали перед нами.

 

И вот мы стоим на рейде порта Гданьск. Позади более 1500 миль, и 8 дней перехода. Ждем портовые власти, и представителей Гданьской судоверфи.

 

...Было это тридцать с лишним лет назад, вспоминать интересно свои молодые годы, но к сожалению многие мелкие детали стерлись во времени...

 

На борт прибыли поляки, в основном это были мастера и инженеры, начальники и их заместители. Прибыли, потому, что знали на приемке судна русские должны "проставляться", а выпить на халяву поляки оказались мастера.

 

Ко мне в радиорубку пришел бригадир радио участка, наверное единственных из работяг. Он быстро все переписал, что у меня находилось в радиорубке и на мостике, вплоть до розеток.

 

Поляки тогда знатно нагулялись, пили до тех пор пока не попадали кто где. Утром один из инженеров искал, где потерял свои очки, второй бродил в одних носках в поисках своих ботинок. Весело провели время.

 

Утром экипаж собрался и уехал в аэропорт, они улетали домой, в Мурманск. На судне нас осталось всего шесть человек: капитан, старший механик, начальник радиостанции, второй механик, рефрижераторный механик и механик-наладчик. Нам предстояло полгода прожить здесь, в Польше.

 

На борт прибыл представитель Минрыбхоза со списком адресов поляков, которые сдают жилье нашим морякам. Мы должны были найти сами себе жилье, договориться о проживании. Во время перехода, я успел познакомиться со вторым механиком Сергеем Сизюхиным, и мы вместе с ним поехали в город смотреть адреса.

 

Ближайший адрес был в центральной, старой части города, в трех, четырех остановках от судоверфи. Старые дома, наверное еще довоенной постройки, на тихой улице, недалеко от остановки трамвая.

 

 

Мы застали хозяина дома, это был тоже моряк, который скоро уходил в рейс, на таком же судне, как наше. Я поговорил с ним. Он судовой врач, уходит в море в ближайшие дни, на полгода, сдает жилье. В доме ему принадлежал весь подъезд. Первый этаж квартира закрыта, второй он сдает, две комнаты, ванная, туалет, кухня. Третий этаж чердачный, там он еще не закончил ремонт. Мне понравилось и я решил остановиться здесь. Сергей же поселился в доме напротив, у пожилых тихих людей, они жили на первом этаже, ему сдали второй.

 

С жильем мы определились и вернулись на судно. День — два и на судне уже жить нельзя, поляки взялись рьяно за дело, начали разрушать все каюты. Реф и механик-наладчик, поселились в дачном доме, почти за городом, сняли его на двоих. Старший механик, тоже нашел себе, где он будет жить. На судне пока оставался один капитан, он жил в каюте старшего помощника капитана.

 

В первые дни я выгружал трюма со своей радиоаппаратурой, вскрывал все ящики, доставал документацию. Она была нужна проектировщикам из ProRema. Они будут делать все установочные чертежи.

 

Под аппаратуру мне выделили складское помещение, куда мог зайти только я. Сюда же свез свои запчасти и второй механик.

 

По мере того как ломали каюты, а их обдирали до металлических переборок, все судовые тараканы убегали в другие места, и так постепенно скапливались в каюте старшего помощника, где жил капитан. Кто ходил в те 80-е годы в море, знает, что живности на судах было много, и хоть с ними боролись в портах, но борьба эта была не в нашу пользу.

 

Наконец дошла очередь и до последней каюты, капитану все же пришлось съехать на берег. Когда вскрыли переборки в каюте, от туда хлынул поток насекомых, такой, что рабочие разбежались…

 

Пошла текучка, мы все жили в городе, рабочий день на верфи начинался рано, в 6 часов утра. В 14 все заканчивали работу, целый день считай был свободен.

 

С работы мы с Сергеем, частенько ходили пешком, нам было не далеко, погода хорошая, летняя. Гуляли до дома рассматривали магазины, запоминали где, что находится. Проходя мимо аптеки, в уличной витрине я заметил интересную вещь, это был почти готовый самогонный аппарат. Стеклянная колба, внутри змеевик, я запомнил на будущее пригодиться, подумал я. Сергей, у тебя на судне какая-нибудь большая емкость есть? Найдется, тебе для чего? Вот бражку надо будет поставить — сказал я. Есть сорокалитровая бутыль, пойдет? Да.

На следующий день механик притащил мне бутыль.

 

На работу я в принципе мог бы не ходить совсем, я и приезжал на судно часов в восемь. Мою радиорубку давно всю разгромили, каюту тоже, и все затихло. Я сходил в проектный институт, поинтересовался, как долго будут готовить чертежи. Мне провели экскурсию, показали как работают чертежники – и сказали через три месяца все будет готово, можешь не беспокоится. То есть на три месяца я свободен, пока нет чертежей, то радиомонтажники ничего делать не будут.

 

На судно я приезжал чтобы просто пообщаться со своими, узнать и посмотреть какие работы ведутся, а в основном просто встретиться с ребятами. На ближайшую пятницу договорились собраться попить пивка в доме у рефа и наладчика. Посмотреть как они устроились.

 

В первый день как я переехал на квартиру, я сходил в ближайший магазин купил кое-что перекусить и пива. Так как польский язык я еще не понимал, то пиво брал наугад. Все сложил в холодильник,

разобрал свои вещи, расправил постель. Уселся перед телевизором, и предвкушая блаженство от холодного пивка, достал его из холодильника, открыл и глотнул, фу какая-то сладкая гадость! Стал рассматривать надписи на бутылке… прочитал «Карамеловое». Бежать в магазин было уже поздно, получился облом, но наука пригодилась, больше я не попадался на это пиво, оно оказалось для женщин.

 

Перед уходом в море, хозяин дома мне все показал и рассказал о доме. В доме был подвал, в котором находилась прачечная, как он сказал. Кстати поляк вполне сносно говорил по-русски. Там стояла стиральная машинка-автомат, загружаешь белье, включаешь и сухое уже вынимаешь. Гладить белье можно отдавать. Рядом в доме принимали белье на глажку, очень удобно. Приносишь пачку постельного белья, отдаешь его, на белье вешают номерок, второй отдают тебе. Вечерком заходил, забирал глаженое белье. Все это стоило очень не дорого. И проблем ни каких не возникало. Он еще сказал, потом в конце проживания мне вернет деньги потраченные на глажку. Из подвала был выход на задний двор, где был фруктовый сад. Очень понравилась кухня, она была просто большая. Тут было две плиты. Одна газовая, вторая электрическая. Он объяснил мне, что днем надо пользоваться газовой, так как днем электричество дороже, чем вечером. А когда зажигается небольшая неоновая лампочка над эл.плитой, надо пользоваться ей.

 

Я спросил про отопление, если зимой будет холодно? Мы опять спустились в подвал, оказывается у него там стоял газовый котел. Центрального отопления у них не было. Вот здесь выставишь температуру, но у нас зимой не холодно сказал он. В квартире у меня также был туалет и ванная, а я спросил а бани у вас есть? Он удивленно сказал, а зачем, у нас же душ есть. Я как любитель попарится, был удивлен, что в таком большом городе нет бань. Сауна есть в Сопоте, прямо на пляже и еще в бассейне есть сауна-сказал поляк.

 

Квартиру он русским морякам сдавал уже не первый раз, был рад дополнительному доходу семьи. Рассказал мне, что русские моряки продукты закупают в магазине Торгпредства. Попросил закупать и на его семью, по списку который мне даст его супруга, они жили в новом районе города, в современных домах. Цену я буду назначать сам.


 

Надо сказать что в Польше совсем недавно отменили военное положение и комендантский час, после событий 1980 года. Не все продукты продавались свободно. Нам даже выдали продуктовые карточки, которыми мы в принципе не пользовались. Лишь несколько раз я покупал краковскую колбасу в магазине и у меня из карточки вырезали талон на мясо. Мяса полагалось 4 кг на месяц, там был еще нормирован сахар, и еще что-то, уже не помню.

 

На верфи была очень хорошая столовая, в обед мы ходили туда, порции были просто огромные, готовили вкусно, хлеб лежал на столах бесплатно. Но хлеб был белый, черный я потом нашел только в специальных магазинах Деликатес. Очень вкусный хлеб и батоны, я покупал в булочной, недалеко от своего дома, там его и пекли и продавали.

 

В пятницу, после работы договорились часов в семь вечера, собраться у механиков в доме, попить вместе пивка и сходить в ночной ресторан.

 

Я вечером позвал с собой второго механика Серегу, он не пошёл, что мне там делать? Я не пью и не курю, короче он отказался. Я поехал один, это всего несколько остановок на трамвае, пешком конечно далековато.

 

По адресу нашел домик где жили реф Володя и механик наладчик Николай, по дороге купил бутылок 10 пива, они по 330 гр. Чуть позже приехал и капитан с сумкой пива. Я сразу признал то пиво, на котором я прокололся в первый день – сладкое Карамеловое. Говорю, нет Евгений ты не то пиво купил, его никто пить не будет, но у нас и так хватит.

 

Дом был отдельно стоящий, типа дачи, недалеко море. На первом этаже большая комната — зала, и огромный стол, за которым могло бы поместиться человек 20. Здесь же была кухня. Второй этаж состоял из гостевых комнат, их было четыре блока. Удобный такой дачный домик. Сам хозяин жил в Варшаве, так что ребята тоже, как и я жили автономно.

 

Посидели хорошо под пиво, часов в 12 ночи решили сходить в ночной ресторан, это уже они разведали что в «Циганэрнии» после полуночи показывают стриптиз. Ресторан был недалеко от их дома. Подошли к входу, у которого толпились поляки не попавшие в ресторан. Рефмеханик, сказал ничего нас как иностранцев пустят, и прошел сквозь толпу и постучал в дверь. Выглянул поляк и что то сказав пригласил нас пройти, все расступились и пропустили нас. Внутри ресторана, было немного не так как в наших ресторанах. Танцпол был по середине зала, а столики стояли по периметру, второй этаж тоже балконом по периметру, там был бар. Сверху тоже было видно, что делается в зале ресторана.

 

Официант усадил нас за отдельный столик, принес меню. Мы заказали водки и закуску. Через некоторое время на большом подносе множество стопок с водкой, если мы для начала заказали грамм по сто пятьдесят водки, то рюмок наверное было штук 20. Маленькие «килюшечки» с водкой. То есть не графин или бутылку, у них так не принято, а всю водку разлитую в небольшие рюмочки (килюшки).

 

Так и сидели мы за столом уставленном рюмками, потому что, выпив по сто, мы снова заказали и он снова принес много рюмок. Сидели закусывали, смотрели на танцующих и разговаривали о своем, моряки то всегда найдут о чем поговорить…пока не остановишь. Кстати пьяных в зале не было, я заметил как только мужчина повисал на женщине во время танца, подходили молодые крепкие ребята и выводили пьяного из ресторана. Так что никаких скандалов и драк не было. Все чинно и пристойно. Наконец где-то после часа ночи, прибыла группа артистов.

Танцпол освободили, все расселись по местам, заиграла музыка.

Такого конечно из нас никто раньше не видел, даже в кино. Все таки это был 1984 год, когда даже из иностранных фильмов вырезали самые невинные сцены секса и эротики.

 

На середину зала вышли артисты мужчина и женщина, они начали под музыку танцевать и раздеваться. Разделись полностью…. А дальше в танце они стали имитировать секс, во всех возможных позах. Такого не увидишь и в кино, ну и поляки – раскрепостились уже тогда по полному…

 

Просидели мы часов до 5 утра, стриптизеры давно уехали в другое заведение. К утру весь стол у нас был занят рюмками мы попросили официанта убрать их со стола.

 

Трамвай уже ходил и я уехал домой.

 

После обеда ко мне зашел сосед Сергей, я ему рассказал, как мы отдохнули, у него загорелись смотрю глаза, в следующий раз поеду с тобой. Надо сказать что это у нас стало почти традицией, «артисты» даже бывали после своего выступления у нас в гостях на даче.

 

 

В субботу мы же договорились поехать на пляж в Сопот, позагорать и искупаться. Пока шел август месяц, не хотелось терять летнее время, ведь скоро наступит осень.

 

-----****-----

 

Сопот. Сауна. Кино – ужасы.

 

 

На электричке мы ехали ровно 12 минут до Сопота, поехали вчетвером, все механики и я.

 

Надо сказать, что старший механик никогда с нами не ходил. Мне неохота, я лучше со своими старичками за сливянкой посижу. Он снял жилье у каких то пенсионеров, у них был сад и они гнали вкусную сливянку – это со слов «деда». Капитан к нам присоединялся только по пятницам на пивничок.

 

От платформы в Сопоте шла улица героев Монте-Казино, вниз к набережной и морю. По улице гуляет много людей, туристов.

Мы прошли к морю, увидели красивую гостиницу, Гранд-Отель, говорят, что здесь останавливался Гитлер. Здание очень красивое. Здесь же расположен и причал, уходящий в море на полкилометра, по которому прогуливаются туристы. Одним словом это был красивый курортный городок. Песчаный пляж. Мы позагорали, искупались в Балтийском море. Я прошелся по пляжу в поисках сауны. Метров через 100-150 увидел небольшое строение на котором было написано «Финская сауна». Вернулся к ребятам, говорю здесь недалеко сауна есть. Пойдем сходим, сказал реф, я говорю это же «Финская» сауна там все вместе парятся и женщины и мужчины вместе. А… и не пошли.

 

После пляжа мы прогулялись по красивой аллее, встретили на улице пивнушку, выпили по большой кружке холодного пива. Как на грех меня пробрала икота, со мной иногда такое случалось.

 

Встретили кинотеатр, а мы и планировали сходить посмотреть что у них показывают в кино. Фильм конечно же был на польском языке, но уже более менее был понятен их язык. Рефмеханик у нас – украинец, он вполне сносно понимал и говорил на польском. Нам «повезло», мы попали на фильм ужасов. Такое кино у нас в стране не показывали, берегли нервы у народа. В один из моментов мы все вместе вздрогнули, икота моя тут же и пропала. Психика советского человека была просто не приспособлена для просмотра таких фильмов.

 

Это сказалось и на мне. Недели две я не мог спокойно спать в доме.

Мне все казалось что в доме находиться кто-то чужой. То какие то шумы или шаги на верхнем этаже, то какой то, толи звук, то ли разговор чудился мне. Хотя я точно знал что в доме я один. Короче решил я больше на такие фильмы не ходить и по телевизору не смотреть.

 

Хотя один из фильмов с Дастином Хоффманом, я попробовал посмотреть по ТВ, в фильме замечательная игра актера, но досмотреть я его до конца не смог. Когда утром пришел на судно, спросил: вчера кто либо смог досмотреть фильм, но его даже поляки не досмотрели до конца – просто страшно было. В фильме было показано как человек сходит с ума. Вот такова сила игры актера.

 

В основном конечно вечером по ТВ, я находил наши российские фильмы, их показывали не мало. Фильмы шли на русском с польскими титрами, по ним я учил польский язык, и уже где –то через месяц практически мне было все понятно, хотя говорил я конечно с ужасным акцентом, и не всегда понятно с первого раза. Но со временем дело продвигалось, я даже купил словарь и учил потихоньку язык.

 

-------****-------

Сауна.

 

Через неделю после первой поездки в Сопот, мы все же с Сергеем решили поехать в сауну, оба были любителями попариться. Погода уже стояла не пляжная, народа почти не было, но сауна все же работала.

За сто злотых можно было париться два часа, после парилки мы выбегали на пляж и прыгали в море, бултыхаясь в волнах Балтийского моря. Было хорошо. Я познакомился с банщиком, он же и хозяин сауны. Врач спортивной команды. Закрывается ли сауна с окончанием пляжного сезона? Если вы будете ходить, то сауна будет работать.

Мы договорились, я буду звонить в пятницу, если мы приедем в субботу, так и получилось. Несколько месяцев мы каждую субботу приезжали в Сопот, попариться. Обычно в пятницу вечером мы созванивались, в субботу часам к 11, к нашему приезду сауна уже была нагрета, я брал с собой холодного пивка, Сергей термос с чаем, и мы с удовольствием и пользой проводили время.


 

После первого посещения бани, я предложил Сергею сходить в лесопарк, который был недалеко от нашего жилья, и заготовить веников. Мы взяли две большие сумки и углубились в парк, нашли неплохие дубки и нарезали две сумки веток. У меня дома навязали веников и повесили их в подвале.

В следующий раз мы уже парились с вениками как в русской бане.

 

Однажды в субботу пришли и друзья нашего банщика, попарится в сауне, увидели как мы парим вениками друг друга, тоже решили попробовать. Один поляк был с женщиной, говорит попарьте мою «кобету», ну мой друг и задал ей жару дубовым веничком. Она уже начала кричать – хватит, хватит, а тот не унимается, не понимает ее. Сергей остановись крикнул я ему, ей уже хватит. Полякам понравилась наверное, правда мы больше не встречались с ними. А для нас это стало как ритуал, каждую субботу мы приезжали сюда, пока перед самым Новым 1985 годом, не ударили морозы. -28 градусов для Польши оказались бедствием. Сауна перестала работать – замерзли водопроводные трубы.

 

-----****-----

Магазин Торгпредства.

 

Через неделю нашего пребывания в Польше мы все вместе поехали отовариваться продуктами в магазин Торгпредства. Пришел вагон с продуктами из нашей страны. Позвонили из представительства рыбного министерства, назначили нам день. Магазин был в нашем торговом представительстве в Гданьске. Там было все что нужно, такие продукты я видел только в магазине «Альбатрос». Кофе, сыр, колбаса, крабы, тушёнка, водка, армянский коньяк, сигареты и т.д.

 

Я набрал большую сумку всего, да еще и по списку от хозяйки моей квартиры. Она заказывала кофе, сервелат, тушёнку, сахар и т.д.

Еще к этому особо просила купить консервы из осетрины…

 

По договоренности она все это оплатила по моей цене, т.е. все продукты мне фактически достались даром. Она же как я понял, тоже их перепродавала на рынке.

 

Так и было все полгода, что я жил в Польше. Надо сказать, что получали мы командировочные каждый месяц в польских злотых, все одинаково – 30 тысяч. В месяц за квартиру выставляли счет 30000 злотых, мы сдавали рахунки капитану, а он относил их в представительство Минрыбхоза, и полякам переводили деньги. На наши советские деньги это было 500 рублей.

 

Иногда если мы брали в магазине спиртное, продавщица нам в нагрузку давала скоропорт, это были яйца, а что я с ними буду делать? Целый вагон пришел, и каждому в нагрузку по сто штук выдавала. Ей ведь тоже надо было все распродать до следующего привоза. Мы могли отовариваться в магазине два раза в месяц, этого вполне хватало. Мой холодильник всегда был забит продуктами. Обедали мы обычно в заводской столовой, дома я тоже иногда готовил. Но обычно вечерком просто перекусывал бутербродами, молоком или с пивом перед телевизором. В польских магазинах кроме хлеба и пива я ничего не покупал.

 

Рано освобождавшись на работе мы с Сергеем частенько бродили пешком, изучали Старый город, здесь очень много старинных домов, памятников и вообще красивый город Гданьск. Меня приятно удивило отношение к нашим воинским кладбищам в Гданьске. Все было прибрано, свечки, цветы и даже польские пионеры в почётном карауле.

 

Мы нашли кинотеатр не далеко от нашего района проживания и иногда ходили в кино. Кстати здесь впервые мы услышали о знаменитом Брюс Ли. Посмотрели все фильмы с его участием на широкоформатном экране.

Сходили на новый только что вышедший в прокат, польский фильм Sex-missia. У нас его еще и сейчас можно увидеть по ТВ-каналам, под названием «Новые Амазонки». После фильмов о Брюс Ли, Сергей загорелся идеей записаться в школу каратэ. Кстати объявлений в городе встречалось много – платные школы каратэ. Кстати сказать у нас на судах было запрещено заниматься этим спортом. Сам когда –то принимал радиограмму об этом. Хотя в фильме Пираты ХХ века и показывали боцмана мастера единоборств.

 

Сергей не пил и не курил и в школу платную он записался, и ходил весь срок нашего пребывания в Польше, на занятия.

 

В Старом городе нам встречались букинистические магазины, когда мы первый раз зашли, то были удивлены количеством книг на русском языке. Здесь мы находили очень интересные, красочные издания.

Книги хороших изданий у нас в стране тоже были дифицитом, многие люди гордились собранными домашними библиотеками, а подписные

издания вообще были редкостью. В букинистических же магазинах Гданьска встречались очень интересные книги. И мы их покупали.

 

Однажды меня пригласили в представительство Минрыбхоза, их здание находилось недалеко от площади «Трех крестов», у судоферьви им. Ленина. Попросили помочь им печатать документы, так как у них заболела машинистка, а больше на пишущей машинке никто работать не умел.

Приходилось мне печатать различные документы и отчеты. Вот тогда я и узнал, как на моряках экономили валюту. Оказывается на проживание в Польше Министерство РХ, выделяло не 500 рублей, а 1200 и проживать мы должны были в гостинице в отдельном номере и с питанием. Нас же расселяли по частным адресам, и платили за жилье полякам по 500 рублей в месяц. За экономию конечно они получали премии. Но это так к слову, моряки то ничего не знали.

 

Здесь же я оформлял и подписку на книга- подписные издания, я и себе оформил подписку на несколько изданий – например на Жуль Верна, все тома и еще некоторые. После Польши еще три года мне в СССР, домой приходили посылки с книгами. Проработал там я несколько дней.

 

Сергей навел мосты с местными профсоюза, да просто сходил в профкомитет «Гданьской сточни ремонтовой», мы с играли с местными ребятами в футбол. Профсоюз нам организовал экскурсию на автобусе.

Мы съездили в красивейший замок Мальборк, замок был построен в 13 веке, тевтонскими рыцарями. В 1944 году здесь была школа СС, сдаваться они не собирались, и наши били по нему из орудий 152 калибра. Замок был сильно разрушен, но после войны очень тщательно реставрирован. Мы осмотрели его, меня тогда поразило то место где рыцари могли целиком зажарить быка.

 

Также мы посетили бывший концлагерь Штуттгоф. В детстве я очень много читал книг про войну и фашистские лагеря смерти, многое знал. Но впечатление которое произвел на меня концлагерь очень тяжелое. Здесь были сохранены несколько бараков в которых жили заключенные, газовая камера, печи где сжигали людей. Показалось, что это было совсем недавно, казалось здесь все еще звучат голоса людей, а в бараках стоит их запах. Впечатление очень тяжелое, именно в этом лагере варили мыло из людей, пеплом удобряли огород начальника лагеря, на котором он выращивал капусту. Кстати и дом и огород сохранился и поныне. Положительное впечатление, только то, что все работники лагеря были выявлены и наказаны. Экскурсовод говорил, что начальника лагеря поймали и казнили в центре Гданьска.


Самостоятельно мы с Сергеем съездили в Гдыню, и Эсбьерг, так просто погуляли, посмотрели города. Просто пришли на вокзал, купили билеты на поезд и поехали, к вечеру вернулись домой.

 

В самом же Гданьске мы побывали в зоопарке, в районе Олива. Мне очень понравилось, потому что это был как бы большой парк, в котором можно было просто гулять и наблюдать за различными животными, которые тоже свободно гуляли в своих загонах. Везде чисто никаких запахов нет. Мне понравилось.

 

Наконец через три месяца все чертежи по установке радиооборудования были готовы. Пришли и ко мне рабочие радиоучастка. Познакомился с ребятами, с самого начала с бригадиром Янеком и рабочими у меня сложились хорошие рабочие отношения, мне нравилось как они работали. Чисто и аккуратно. Началось прокладка кабелей, которых было около двух км. Со склада я подвозил радиоаппаратуру. Поменяли все, от лага до гирокомпаса, передатчики и приемники, изготовили всю новую мебель. Теперь я задерживался на судне до конца рабочего дня. Правда, как я уже говорил, рабочий день заканчивался в 14:00.

Так что времени на все хватало.

 

По вечерам один дома, я смотрел телевизор. Телевизор был черно белый с несколькими программами. Польский я уже неплохо понимал, но старался найти наши, советские фильмы. Время шло… в декабре ударили внезапные морозы, доходило до -28. Для Польши это было бедствие, я видел по тв-новости, как ломаются строительные краны, лопаются большие баки-цистерны с мазутом. Для Польши это было неожиданностью, а мы это перенесли спокойно. Холодно было недели две.

 

Скоро ходовые испытания. К нам на судно прибыли механики из Мурманска, третий и четвертый. Ребята также устроились жить на квартирах. Выданные деньги у них быстро закончились. Андрей — четвертый механик жил недалеко от меня, пригласил его в гости.

 

Он увидел у меня на кухне очень много пустых бутылок, давай я их сдам и куплю пива. Я ему дал большую сумку, он сложил их туда и отправился в ближайший от меня пив бар. Притащил из бара 3-х литровую банку с пивом. На закуску у меня были яйца, Андрюха приготовил яичницу из 30 яиц. Спросил меня а сколько жарить? говорю да бери все. Нам их в нагрузку давали в магазине.

 

Вскоре судно было готов к выходу в море, для проведения «ходовых» испытаний. Опять на борт прибыли поляки и куча их начальства. Мы вышли в море, погода была свежая балла 3. Капитан приказал дать полный ход, погонять машину. Я с бригадиром поднялся на пеленгаторную палубу. Необходимо было натянуть антенны. Сначала он взялся их один натягивать, не получилось, тогда и я подключился, что то туго шло. Подняв голову к верху увидел, что антенные

канатики мы уже натянули до конца, и гнется штанга, на которой закреплены ролики. Оставили как есть, необходимо переделывать.

Во время ходовых испытаний судно бегало различными галсами и по волне и против, большинство поляков укачало, они испачкали нам весь пароход.

 

Всего после испытаний было нами выставлено около тысячи замечаний, которые необходимо было устранить. По моей части было указано около ста мелких претензий, которые были исправлены.

 

Еще месяц мы простояли у причала. Мы собирались домой. Кое-что покупали домой, у кого оставались злотые меняли их в торгпредстве на березовские чеки. Закупали подарки родным и близким.

 

Зашел я и в аптеку, где когда-то видел почти готовый самогонный аппарат. Это была стеклянная колба цилиндрической формы, внутри ее был змеевик, и четыре выхода. Оставалось только подключить ее и аппарат готов. В большой 40-литровой бутыли я поставил бражку.

Брага получилась нормальная ( вода, сахар, дрожжи). Бражку я наливал в чайник со свистком, вместо свистка подключил шланг и к колбе, охлаждение от крана в мойке. Включил газ и процесс вскоре начался. В стеклянном змеевике все было видно, как только шла мутная жидкость, заправлял свежую брагу. Самогон у меня получился, хотя я его гнал первый раз в жизни (и последний кстати). Этот запас я перенес на судно, не для себя конечно. Это на приемку, я знал, что поляки будут проставляться, но принесут мало и им не хватит.

 

Поляки наводили последний марафет на судне, простругали палубу, судно покрашено как новенькое. Женщины мыли судно внутри, принесли какую- то жидкость, намазали ею весь линолеум, через некоторое время протерли и он стал как новенький.

 

Нам осталось только подписывать бумаги. Янек пришел ко мне со своей бригадой, не со всей конечно. Накрыли стол, выставил свою водочку, выпили по одной — третьей. У них все быстро закончилось, как я и предполагал, а выпить еще хотелось, а расходиться нет. Виктор а может у тебя есть? Есть конечно. Я все приносил и приносил по одной бутылочке. Спали они у меня на судне, рано утром бригадир пришел, выдал ему еще две на опохмелить ребят.

Расстались мы друзьями, да и во время работы у нас сложились хорошие отношения. С бригадиром я встретился почти через 9 лет, в 1993 году, здесь же в Гданьске.

 

Пора переезжать на судно, поляки выделили нам микроавтобус, и организовали наш переезд из квартир на судно. Пора домой.

 

Оформили отход, прошли пограничников и таможню – вперед к родным берегам.

 

В порту нас уже заждались, судно должно быстро получить снабжение и выходить в рейс, ловить рыбу. Если честно то так надоели поляки и среда чужеродного языка, что снова в рейс, в море не хотелось, я и не пошел, из наших кроме механика никто и не пошел, и так полгода не были дома. Причина у меня была объективная, пришлось оформлять документы на всю радиоаппаратуру, которую демонтировали в Польше, акты на списание все в пяти экземплярах, и с кучей подписей. Бегал я по кабинетам недели две.

 

Киев. Радиоцентр. Весна 1985г.

 

Тем временем зима, календарная подходила к концу, наступал март месяц. Довольно часто нас, радистов отправляли в командировку на радио участок в Киев. Такой радиоцентр, филиал Мурманского радиоузла с позывным УЩА-4 (UQA-4)находился на Украине, он обслуживал суда Северного бассейна, находящиеся в дальних районах плавания, Тихом океане, в АЧА (Антарктическая часть Атлантики) и т.д.

 

Освободившись от текущих дел, я зашел в отдел связи, где и узнал, что меня отправляют в командировку в Киев. Едут также ребята от Трал флота и Порто флота, всего нас три человека. Мы встретились втроем, решили вместе взять билеты на самолет и сообща добираться до места.

В начале марта в Киеве уже была весна, снега нигде не было, довольно быстро мы нашли где находился радиоцентр. Проехав несколько остановок на автобусе за город, вышли у небольшой деревеньки, прошлись пешком, и мы у центра. Он находился на окраине деревни, в сосновом лесу. Лес был огорожен забором из колючей проволоки и охранялся ВОХР. Нам выписали пропуска. В небольшом одноэтажном, каменном здании и находился участок. Начальником радиоцентра была женщина лет 45-50. Парнишка из порто флота не собирался здесь работать, поэтому он сразу договорился, что бы ему отметили командировочное удостоверение и он поедет домой.

 

Дело в том, что мы приехали в командировку на месяц, работать нам сутки через двое, оплата у нас средний наш заработок, а это по тем временам составляло не мало, у меня например было 900 рублей.

Операторы же получали 140-150 рублей, и то потому что Киев – это столица. В основном все они совмещали свою работу, основная на главном радиоцентре Киева, а здесь подработка. Так что заплатив по 15 рублей за вахту, он отметил командировочное удостоверение уехал домой в Тольятти, отдыхать, а кто- то из операторов работал за него. Мы же с Володей из тралфлота остались работать. В первый же день нам необходимо найти гостиницу и поселиться. Мы с ним уехали в центр города и поселились в гостиницу «Украина». Номер на двоих, потолки по пять метров в высоту, стоимость 4 рубля в сутки, это предел который нам оплачивался.

 

Володя уехал на вахту, а я пошел гулять по центру города, ноги мои тогда ходили хорошо, а я всегда любил изучать незнакомые места именно обходя все пешком, так лучше запоминается. Киев – город красавец, мне очень понравилось, здесь мне предстояло целый месяц пробыть, повезло.

 

На следующий день была моя вахта, сначала надо было ехать на метро, на левый берег Киева, потом пересаживаться на автобус. По пути я зашел в магазин купил торт и бутылочку винца, для знакомства с коллективом. Володя уже отработал и собирался в гостиницу.

 

Встретили меня хорошо, наши ребята с Мурманрыбпрома довольно часто здесь работали, а двое Сергей Василевский и Иосиф (забыл его фамилию) даже получили квартиры в Киеве и обосновались в нем. Сергей ездил, ездил в командировку, познакомился с девушкой с радиоцентра, женился, и довольно скоро получил квартиру, вот такие были советские времена. Жена его работала тут же, она потом подошла ко мне и пригласила в гости, Сергей как раз был на берегу. Хороший дом в новостройке, квартира новая. Они встретили меня, приготовили шикарную курицу в духовке, мы посидели поговорили, вспомнили нашу учебу в мореходке, он заканчивал ее на год позже меня. Правда судьба сложилась так, что мы больше с ним не встречались.

 

Все операторы сидели в одном зале, в основном девушки и молодые женщины, был один мужчина лет 35 и я. У каждого свое рабочее место.

Работа оператора: сижу слушаю эфир, жду вызова, от меня в эфир идет круговая перфолента с позывным УЩА-4 и частота на которой я слежу 12573 кг. Услышав вызов, отвечаю, спрашиваю, что имеете, все это естественно Q-кодами. Радист с судна дает настройку, я включаю буквопечатающий аппарат и на перфоленту принимаю все радиограммы с судна, даю квитанцию, записываю в вахтенный журнал. Передаю готовую перфоленту другому оператору, который сидит на связи с Мурманском.

Вот так целый день, к вечеру, ночи эфир затихает, есть время поговорить, попить чайку. Некоторые даже спят прямо на столах.

Там у нас было пару свободных столов, подстелют под себя что — ни будь и вздремнут. Прошла и моя первая вахта, два дня я свободен.

 

Володя ждал меня в гостинице, один день мы вместе, завтра ему на работу, а я два дня свободен. Пошли с ним вместе гулять и смотреть город. В Киеве было все, как в столице. Когда мы с ним зашли просто в столовую, были удивлены ценами и количеством блюд, первое было трех видов вместе с украинским борщом, вторые блюда тоже несколько видов, мясные блюда, салаты, фрукты и даже пиво на разлив, и это все в обычной столовой и не в центре. А цены? Все стоило просто копейки, у нас в Мурманске было не дорого, а в Киеве намного дешевле. Весь обед вместе с пивом чуть больше рубля.

 

Погода стояла хорошая весенняя, а дома у нас зима. Работа на радиоцентре нравилась, мы все перезнакомились, подружились.

Киевлянам было удобно работать, они здесь же могли иметь огороды, садили картошку, выращивали клубнику, территория то закрыта и охраняема. Насколько далеко простирался лес я не знаю, но место действительно было большое и удобное. Мужчина оператор, даже планировал-мечтал под окном выкопать пруд и завести рыбу.

 

Я же гуляя по Киеву, конечно посетил музей золота, где были скифские драгоценности. Музей ВОВ. Был в Киевско-Печерской лавре, спускался под землю, где лежат нетленные тела русских святых.

 

Через неделю нас с Володей попросили освободить номер в гостинице Украина, потому, что в Киеве собиралась сессия Верховного Совета Украины, и съезжались депутаты со всей республики. Мы не огорчились и поехали искать место в других гостиницах. Поселились в гостинице Пролисок, теперь нам не надо было ехать на метро, сразу на автобус и на работу. Гостиница была для туристов, сюда заселялись туристы трёхдневники.

 

Были тогда такие путевки выходного дня. Например на три для в Киев или на три дня в Минск или в Москву. Здесь мы устроились на десять дней, потом должны были продлиться, но не получилось и вот почему. Однажды вечером мы сидели здесь же в гостинице в ресторане. Заехала группа туристов из Минска, гуляли танцевали… Мы пригласили двух девушек в себе в номер посидеть, продолжить знакомство. Но очевидно коридорная увидела и доложила. Только мы уселись за стол, раздались очень громкие стуки в дверь, и крик – немедленной откройте! Мы открыли дверь в номер ворвалась администраторша и двое дружинников с повязками. Почему в номере посторонние? Кричала она. Время 23 часа, мы говорим, да девушки тут же в гостинице живут. Она им – а вам мы напишем на работу…

Вот такая история приключилась, а когда мы пошли продлеваться, она нам не продлила проживание, сказав что номера все забронированы, вот такие были времена и нравы. Мы конечно не унывали и пошли искать другое место, третья наша гостиница была квартирного типа, в девятиэтажном доме. Здесь жили учителя и преподаватели, которые приезжали в Киев и учились на курсах повышения квалификации, отсюда мы и уехали домой.

 

Месяц командировки пролетел быстро, я очень много гулял по Киеву, насмотрелся золотых куполов церквей, встретил раннюю весну, но пришло время ехать домой. Мы тепло попрощались со всеми, устроили небольшой прощальный банкет, обещали выходить на связь.

 

Мне пригодились знакомства с операторами, как только я вышел в море, сразу сообщил на каком я судне. Выходил на связи и девчата всегда без очереди забирали все мой радиограммы, и так было года три или четыре, пока постепенно коллектив не поменялся.

 

Больше мне не пришлось побывать в этом красивейшем городе, свою командировку я запомнил на всю жизнь.

 

Виктор.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: